НАДЕЖДА УВАРОВА
(Г.ЧЕЛЯБИНСК)
Трудное счастье
Фотографии этой молодой и счастливой семьи, кажется, подойдут для обложки глянцевого журнала: красивая пара, их дети-тройняшки... И только они, Антон и Рузалина Мищанчук, знают, как выстрадали свое счастье.
«Мы ждали детей 8 лет»

Когда они «начали мечтать» стать родителями, Рузалина не помнит. Познакомились с мужем в ночном клубе. Друг, с которым она туда пришла, представил ее как свою девушку. Антон не расслышал или не захотел расслышать. Они сразу поняли, что будут вместе: сейчас и всегда.

Восемь долгих лет мечта родить ребенка не осуществлялась. Много месяцев лечения, нервы, силы, деньги. Все впустую. Пара решилась на ЭКО. Снова неудача. Рузалина решает менять клинику. Второй протокол экстракорпорального оплодотворения, проведенный по квоте, оказался удачным. Даже слишком удачным, улыбается сейчас Рузалина.


«Мы в глубине души предполагали, что возможна двойня. Но мне врач осторожно так, чтобы не шокировать, говорит: „Их три, Руза!". Я, конечно, едва не упала! Звонок мужу. Готовлю к такой новости: „Сядь, не то упадешь. Их будет трое!"»
Я лежала на боку, вдруг — щелчок, и у меня отошли воды. Я поняла, что я рожаю, хотя было еще очень, очень рано по сроку! Было очень страшно. Я не знала, что будет с детьми, ведь на сроке 28 недель никто никакой гарантии не даст. Вызвали дежурную бригаду, ведь было воскресенье. Главврач не работала, выходной, а мой случай как самый серьезный курировала она. Мне экстренно провели кесарево сечение. Дети родились с разницей в одну минуту.
«Ад наяву»
Дети родились с критически малым весом: 960, 980 и 1315 граммов. Но живы все.
Новоявленная мама потихоньку приходила в себя, мучаясь от неизвестности. Внезапно на третий день ей резко стало плохо. Рузалина вспоминает, как умоляла облегчить боль, но никто поначалу не заподозрил неладное. На УЗИ определили, что у женщины оторвался тромб, моментально отправили в операционную.
Это были самые страшные дни ее жизни. Организм перестал выводить воду, отказывали почки. Врачи постоянно капали препараты, говорили, что анализы ужасные, состояние мое и детей ухудшалось.
Спустя полтора месяца молодую маму выписали домой. Она почти не могла ходить, организм был полностью истощен. К детям Рузалину пускали раз в день на час. Льва перевели в кардиоцентр на жизненно необходимую операцию на сердце, двое других сыновей, Маркел и Филипп, лежали в детском отделении.

Левчик, Маркуша и Филиппоша — так ласково называют сыновей Мищанчуки-старшие.
«Я рыдала в подушку. Потому что результат здесь и сейчас ты не видишь. Сейчас, спустя год, двое уже вовсю ходят! И третий, Лев, я уверена, пойдет, хотя он голову начал держать только в шесть месяцев, а сел уже после года. Ему просто нужно время. И я понимаю: всё не зря. Если бы этого не делала я, этого не сделал бы никто».
Рузалина ездила к детям по разным больницам месяц. Филипп набирал вес хорошо, и его первым выписали домой.

«Мое материнство началось с лайт-версии с одним сыном, — улыбается Рузалина. — Через три недели выписали еще двоих. Врачи мне сказали, что дети будут инвалидами, неходячими. Двое были неврологически перспективными, один полностью неперспективен — это Лев. Мне велели быть полностью готовой ко всему, включая ДЦП. Я прекрасно понимала всю сложность, которая меня ждала. Я знала, что сыновья могут быть больными, не ходить и даже не сидеть. Самым сложным было это принять. У меня началась рутинная жизнь. Хуже всего было осознание, что будущее будет тяжелым».
«Папа зарабатывает деньги»
«Силы любви»
Антон, муж Рузалины, живет и работает в Тюменской области. У него нет возможности перебраться к семье: уровень зарплаты и специфика работы не позволят Антону найти что-то подобное в Челябинской области. Семья всю жизнь живет на два города. Хотелось бы воссоединиться, но Рузалина уверена: южноуральские врачи из города-миллионника на порядок сильнее врачей в небольшом городке Тюменской области. Мужу необходимо зарабатывать, ведь все эти реабилитации обходятся очень дорого.
Рузалине помогают обе бабушки. Она ездит к мужу, да и он выбирается к семье в любую минутку, когда есть возможность. Но она есть далеко не всегда, и случается, что Антон не видит жену и сыновей по три месяца.
К своему сегодняшнему возрасту (год и четыре месяца) Лев перенес две операции: на сердце и на глазах. Маркел — на сердце, у него сложный врожденный порок. «Это были самые сложные четыре часа, — рассказывает Рузалина. — Марка оперировали на холодное (то есть остановленное) сердце. Это было сложнее даже, чем время в роддоме. Когда ребенок только появляется, ты еще не ощущаешь всей силы любви к нему. Когда прожил с ним одиннадцать месяцев, это другой уровень привязанности. Но предстоят еще операции: одна у Филиппа и несколько у Маркела. У обоих недостатки формирования мочеполовой системы».
«Несмотря ни на что, я очень жизнерадостный человек, — рассуждает Рузалина. — Значит, я должна все это вынести, Бог дает по силам. Пережить и справиться могла и должна я. Я решила рожать тройню, последствия могли быть гораздо хуже. Я не прошу от них олимпийских медалей, кубков, знать английский в шесть лет и быть лучше других. Я прошу не так много. Быть здоровыми, любить жизнь и ходить в самую простую школу».
Понравилась работа? Голосуйте за неё лайком!
Форма для отправки материала