фото и текст:
Лейла Карипова
Социальный вывих
Истории людей, которые ничем не отличаются от нас.

«Социальный вывих» - термин, введенный психологом, создателем культурно-исторической теории Львом Выготским, который считал, что дефективность есть понятие социальное.

«Если психологически телесный недостаток означает «социальный вывих», то поведение общества похоже на попытку вправить его в жизнь, как вправляют вывихнутый и больной орган. В наших руках сделать так, чтобы никто не назывался дефективным. Мы можем в социальном и педагогическом плане быть более целительными, чем в плане медицинском и биологическом. Социальное воспитание победит дефективность. Тогда о слепом ребёнке не скажут, что он дефективный, но скажут, что он слепой и о глухом - глухой и ничего больше».

Проект «Социальный вывих» представляет портреты молодых людей, которые в детском и подростковом возрасте столкнулись с агрессивной общественной реакцией,
повлиявшей на их социальную адаптацию. В проекте поднимается тема дискриминации,
лояльного отношения к людям с психическими и физическими особенностями,
показывается, как герои проекта справляются со своими жизненными проблемами,
вырабатывают стойкость и закаляют характер.
Участники проекта

Юлия
Меня зовут Юлия Тимофеева. Мне 26 лет. Я работаю в IT-компании руководителем подразделения в городе Астрахань.
Это случилось не одномоментно. Со мной произошел несчастный случай, когда мне было 4 года. Врачи молодцы: все зашили, поставили искусственный хрусталик. А потом мне захотелось заниматься спортом, я выбрала гиревой спорт. У меня случился отрыв сетчатки из-за тяжелых физических нагрузок.

Есть люди, которые бесцеремонно спрашивают: «Что косишь?» или «Что с глазом?». Я научилась не обращать на это внимание.

Моя жизнь не отличается от жизни обычного человека. Только, чтобы посмотреть направо, мне нужно повернуть голову. Я не могу сказать, что мне на 100% комфортно, и посоветовать всем вырезать себе глаза, потому что ничего из-за этого не меняется. Но да, жить можно, и я не думаю каждую минуту своей жизни об этом.



Когда я себя увидела впервые после операции, то сказала,
что меня никогда не возьмут замуж. Был долгий период реабилитации.
И физическая реабилитация проходила быстрее, чем моральная. В возрасте 16 лет
такие вещи иначе воспринимаются. Года 2 я привыкала к себе - то, как я выгляжу без протеза, у меня вызывает определенные эмоции. Как ни странно я вышла замуж. Муж достает и промывает протез, потому что я это не люблю делать сама. Он говорит, что жена – конструктор (смеется). Его эта ситуация устраивает.
Антон
Привет, я - Никулин Антон. Живу и работаю в городе Астрахань. У меня гипоталамический синдром. Это заболевание на самом деле достаточно распространенное. Просто не все о нем знают. Приходишь в больницу, тебе просто пишут «ожирение», ты идешь в зал, садишься на диету, но это до тех пор, пока в той же больнице тебе не ставят синдром и говорят, что это не лечится.

Человек просто видит мою фотографию в каком-то паблике, и пишет: «Хватит жрать! Иди в спортзал». Это вопрос воспитания. Ни один ребенок сам никогда не придумывает речевки по поводу веса или национальности человека - да чего угодно! Дети очень добрые существа. Я как дважды отец говорю. Если ты даешь ребенку правильную информацию, то все классно будет. А если ты моральный урод, то и твой ребенок будет себя так же вести.

Я очень люблю жизнь и не вижу поводов в обратном. Я не понимаю людей, которые говорят: «Все плохо, нет работы, нет женщин». Человек всегда во всем виноват сам, и меня в этом не переубедить. Мы как-то сидим с женой в кафе. Мне надо отойти. А потом жена мне рассказывает, как за соседним столиком шепчутся, что, мол, какой бедный парень, ему так тяжело. Да хорош! Мне классно! У меня отличная работа, прекрасная семья! Я очень круто живу!
Кристина
Меня зовут Кристина. Мне 23. Я ландшафтный дизайнер, живу в Москве. И я немного необычно выгляжу. Все считают, что это мой стиль, но на самом деле этот мой стиль совмещен с моей природой. Где-то с 10-ти лет у меня нашли заболевание – очаговая алопеция. При этом заболевании выпадают волосы. Большую часть жизни я хожу с лысой головой.

Постепенно все выравнивается, и ты забываешь, что с тобой что-то не так. Быть лысой девочкой - это тяжело. Но, по факту, это то, что меня сформировало как личность. Мне кажется, что подобного рода испытания судьбы людей только закаляют. Если ты приспособился к тому, что ты выглядишь по-другому, то к остальным вещам ты можешь приспособиться очень быстро.

Мне это вообще никак не мешает. Если ты можешь оставаться собой, то это не будет никак влиять на личную жизнь. Даже наоборот, мне уделяют больше внимания. Если ты спокойно себя чувствуешь, то другие забывают, что ты как-то не так выглядишь. Люди могут что-то сказать, тыкнуть пальцем, показать язык - меня до сих пор это может ранить, но такое бывает редко. Надо учиться не обращать внимание и философски к этому относиться.

Есть сообщества лысых людей. Они мне не нравятся, потому что они выделяют людей по внешним признакам. Я не понимаю, зачем дополнительно подчеркивать, что это болезнь. Да, я лысая девушка, и что? Гораздо лучше будет, если я просто буду собой. И не буду думать, что больна.

Филипп
Здравствуйте! Я - Филипп, мне 19 лет. Я из Новосибирска. Я занимаюсь фотографией и учусь на кинооператора.
Это случилось после первого класса. В последний день каникул я просто гулял рядом с домом. Была стройка, которая не была огорожена забором. И там в строительном контейнере рабочие жгли мусор. В нем оказался какой-то пенобаллон под давлением, и, когда я проходил мимо, он взорвался. Поэтому остались шрамы на лице и, собственно, поэтому так выглядит мой второй глаз.

Когда мы с мамой лежали в больнице после операции, я подошел к зеркалу и начал себя разглядывать из любопытства. Мама сказала: «Оденься быстрее, не хочу это видеть!». А я говорю:
«Мам, это же прикольно, я теперь новый!»

Правым глазом я не вижу. И я бы сказал, что после этого все изменилось. Есть ощущение, что у меня в голове что-то стряслось - до этого я абсолютно ничем не интересовался.
Я не знаю, связано ли это напрямую, но после того случая мне сразу захотелось заниматься чем-то другим, творческим. Я уговорил родителей отдать меня в художественную школу.
И начался другой вектор жизни.


Во дворе дома меня увидел какой-то мужчина и как-то так громко несдержанно сказал: «Урод». И плюнул на землю. Это не то чтобы обидно, просто неприятно. Мне всегда интересно, что у этого взрослого человека, который ходит на работу, содержит семью... что у него такое в голове, что он может так на меня отреагировать. У него может ребенок таким стать, это может с кем угодно произойти. Для меня это скорее загадка.
Антон
Всем привет! Я - Антон. Мне 22 года. Сейчас работаю в строительной компании в Москве. В 13 лет я потерял ногу - попал под катер. Спустя 3 месяца я пошел на протезе.
Никакого дискомфорта в общении с ровесниками я не чувствовал. Все прошло комфортно, скорее всего, потому что у меня хорошая семья, и они мне помогали адаптироваться. У меня никогда не было проблем с друзьями, девушками, вообще никогда. Я спросил у своей нынешней жены, как она вообще отреагировала на то, что я в протезе, когда мы познакомились. Мне казалось, что это дичь полная. Она сказала, что вообще никак не обращала внимание на это.
Когда с людьми случаются какие-либо травмы или болезни, от них отворачиваются люди. У меня все было с точностью до наоборот. Это придало мне сил. Как бы странно это ни звучало, мне это даже помогло в жизни.

Когда ты ходишь на костылях – это одна реакция. Ты видишь в глазах взрослых людей жалось, в глазах детей - ужас. Психически не подготовленному человеку сложно. Прикинь, ты видишь человека, а у него нет ноги! Я не стесняюсь протеза, хожу в шортах и в кроссовках.
В парках я в основном на гироскутере рассекаю. Это уже прикольно! Люди видят, что чувак живет полной жизнью, кайфует, улыбается. Это другие взгляды, это уважение и мысли: «Смог бы я так?», «Ну, круто!».


Даяна
Привет. Меня зовут Даяна Лиджиева. Я из Астрахани. Учусь и параллельно работаю в модельной сфере.
Чем я выделяюсь? Худобой. Мой рост 183 см и вес 55 кг. Это генетика, ничего более. Ни на каких диетах я не сижу и это не пропагандирую.

В школьный период детская жестокость отразилась на моих комплексах. Я была очень-очень худенькая. Как один из примеров, могу рассказать случай. В средней школе у меня был конфликт с одноклассником, он был готов меня ударить. Человек давил на меня из-за моих внешних недостатков, на его взгляд. Если нет должного воспитания, нравственного, то дети становятся очень жестокими.

Под конец 10 класса я приняла себя такой какая я есть, когда стала ходить на модельные кастинги . Я всегда сталкиваюсь с комментариями в свой адрес от людей. Сколько людей, столько и мнений. Прогибаться под этим не стоит.



Я хочу пожелать девушкам с субтильной внешностью не воспринимать
близко к сердцу всю внешнюю агрессию. Не стоит комплексовать. Ведь всегда все можно
вывести в «плюс» и увидеть в этом положительные стороны.

Алексей
Меня зовут Тимофеев Алексей. Мне 24 года. Я живу в Москве. В последние 10 лет я занимаюсь бизнесом.
На сегодняшний день моим успехам могут позавидовать многие мои сверстники. Моя жизнь круто изменилась, когда в 4 года мне диагностировали врождённую кисту конского хвоста. Данный диагноз был поставлен на последней стадии, когда мой спинной мозг уже был полностью заражен гноем и у меня отнялись ноги. После того, как я встал на ноги, второй раз в своей жизни, моя левая нога, к сожалению, снова перестала двигаться. Она не имеет чувствительности и подъемной функции. В связи с этим по сей день я хромаю.

В школе у меня была кличка "Костыль". Все дети смеялись надо мной. Им было смешно, потому что я все время хромал. Сейчас я делаю все, что бы люди не замечали этого.

Если человек умен и обладает хоть капелькой интеллекта, то он понимает одну простую вещь. Он понимает, что недуг у человека – это всего лишь недуг, с которым он будет жить, с которым он может справиться. И мой пример может послужить примером для вас.



Павел
Мартьянов Павел. Мне 24 года. Я тренер по плаванию и член сборной Москвы по плаванию.
В возрасте 13 лет меня ударило током разрядом 10 000 вольт.
Я пришел в спорт в возрасте 15 лет. С 16 на 17 год я очень много тренировался. У меня было чуть ли не по 5 тренировок в день. Тогда у меня был очень хороший прогресс: спустя полгода я поехал на Чемпионат России, получил медали за Первенство России. Тогда это были мои первые медали, ну и пошло-поехало. Потом уже Чемпионаты Москвы, на постоянной основе – сборы, чемпионаты России.

С детства я хотел заниматься помощью людям и спортом. Поэтому я пошел на реабилитолога.

В большинстве случаев (процентов 90 людей) начинают жалеть меня или восхищаться - я не то чтобы не люблю этого, я этого не понимаю. Меня ничего не отличает от остальных людей. У меня такие же взгляды, такие же амбиции.
Когда я пришел в школу, сначала все было мирно: «Паша, давай я тебе помогу то, помогу это», - а я в этом не нуждался. Специально хотел сделать так, чтобы от меня отстали. Какой был, такой и остался – ничего не поменялось.
Максим
Меня зовут Васильев Максим. Мне 18 лет. Я из Москвы. Я занимаюсь электрикой.
Когда я родился, у меня было закрытое легкое. Все врачи говорили, что я умру. Потом все говорили, что я не буду видеть. Сейчас все хорошо, у меня стопроцентное зрение. Мое заболевание - детский церебральный паралич (ДЦП). Я видел очень много ДЦП-шников, они все не похожи на меня. У меня ДЦП в очень-очень легкой форме.

В школе было очень трудно. Она мне, может, и не дала знаний, но научила выходить из сложных ситуаций мирным путем. Были постоянные унижения, оскорбления и вопросы: «Что я здесь делаю?». Все детство у меня был выбор: либо здоровье, либо умственное развитие. Мои родственники выбрали первое, потому что 7 лет я не мог ходить нормально, делал шаг и падал. Я не жалею, что в жизни все так сложилось. Все настолько хорошо, что и жалеть не о чем.

Каждый год я хожу в реабилитационный центр. Как-то я встретил человека, который был на коляске. Мы разговорились. Он говорит: «Все твои проблемы – такая ерунда. Я готов быть самым глупым человеком на свете, но хоть раз встать с этой чертовой коляски, хоть месяц походить, пускай даже после этого умру».
Ник
Привет! Я - Ник, мне 20. Я живу в Самаре и я – модель-андрогин. Мое женское альтер-эго появилось в прошлом году. Сначала были волосы – я решил их отращивать, а потом я подумал: «Почему бы не переодеться в женщину на какой-нибудь съемке». На тот момент учился, заканчивал колледж. Среди учеников и преподавателей было большое давление в плане съемок... То есть, были моменты, когда мне преподаватель не ставил зачет, потому что увидел мои фотки. После третьей съемки мне очень захотелось стать моделью. Эта было желание вопреки всему. И мама все время мне говорит: «Ты же упертый, и поэтому ты такой».

Были случаи, когда меня путали с девушкой в транспорте. И это очень мило, мне уступали место и говорили: «Какая Вы красивая девушка, садитесь». Мне хотелось сказать: «Конечно, я не девушка», но садился.

В Самаре люди как-будто постоянно следят, во что ты одет. Своим видом показывают свое недовольство. В Москве я такого не встречал. В один из моих приездов в Москву я поехал на Красную площадь. У меня была вся голова в глине и розовых косичках. И никто ничего не сказал! Если бы я так вышел в Самаре, то, мне кажется, я так даже до остановки бы не дошел. Меня просто осудили бы все, а бабушки еще и ладанкой бы побрызгали.

Давление в обществе было всегда, даже в школе сверстники не любили меня. Когда эти ребята ходили за школу курить, я ходил на репетиции по танцам. Мне кажется, даже у самого уверенного в себе человека будут проблемы, когда большинство против тебя. Меня поджидали где-то. Были моменты, когда кидали камни.
Понравилась работа? Голосуйте за неё лайком!
Форма для отправки материала