Любовь Киселёва
(г.тюмень)
Кукла на счастье
С Верой Козловой из села Абалак Тобольского района и в сутки не уложишься. Отдельная командировка требуется, чтобы переслушать-записать множество её житейских историй, научиться обрядовых кукол делать. Вера Алексеевна уже много лет мастерит таких, на все случаи жизни.
Когда куклы — не игрушки
В разных уголках её дома расставлены тряпичные обереги: у каждого — своё определённое место. Только благополучницу ставят туда, куда душа велит. Кукла-колокольчик у двери весит-красуется: чтобы люди, которые на огонёк заглядывают, только добрые вести приносили. Рядом — домовушка, что помогает хранить лад, порядок, уют создаёт. Зерновушка на кухне хозяйничает. Лихоманки на печи пригрелись. Эти 13 сестёр болезни к себе привлекают, чтобы до жильцов хвори не добрались. Верили наши бабушки в то, что, если залетит злой дух в дом, увидев ярких кукол, вселится в одну из них.
— Верю в силу кукол, — признаётся собеседница. — Мне самой, родным и друзьям они не раз помогали. Одно время только для себя их делала. С чего всё началось? Однажды заболела сильно, от лекарств эффекта особого не было. Сын — он раньше меня увлёкся куклой обрядовой — позвонил, посоветовал: сделай себе оберег на здоровье. Собралась с силами, села — сделала — выздоровела. Честно вам говорю.
— Совпадение? Не знаю… — пожимает плечами. — Возможно, самовнушение всего лишь. Если порассуждать, проанализировать, куколку делаешь обязательно с добрыми мыслями, пожеланиями, энергетикой положительной заряжаешь — это и срабатывает. Делать кукол нужно, как наши бабушки, соблюдая определённые правила, желательно юбку длинную надеть, чтобы коленки прикрыть. Иголки и ножницы в старину не использовали, ткань рвали руками. Здесь немного отошли от канонов: хочется, чтобы получалось эстетично, да и лоскутки — новые, — замечает Вера Алексеевна.
Куда бы ни отправилась, берёт с собой яркие кусочки ткани, нитки. Выдаётся свободная минутка — начинает творить. В санаторий ездила отдыхать — 26 кукол за неделю успела сделать, раздарила всех. Чтобы помнили о мастерице из Тобольского района.

Есть у Веры Козловой личный оберег — кукла Баба Яга. Делалась в строго определённый день, на мастер-классе. С тех пор Вера Алексеевна с ней не расстаётся. Баба Яга у многих ассоциируется со злом: грозит изжарить, съесть, на костях покататься, путника принимать не желает. Но образ применяют в качестве оберега. Яга хранительница семейных традиций, поэтому в семью принесёт лад, гармонию и порядок. Помогает принять правильное решение, решить проблему. Избавляет от хворей. Очищает дом от негативной энергии и ссор.
Если к людям — с добром
Вера Алексеевна — председатель Совета ветеранов Абалакского сельского поселения. А ещё ведёт кружок «Вытворяйка» в местном ДК. Название у кружка подходящее — чего только не делают детвора и взрослые: букеты из сухоцветов, квиллинг, мозаика, декупаж… Всё умеет Козлова. Любит экспериментировать в творчестве, новую технику осваивает быстро, потом делится умением с увлечёнными сельчанами, чтобы они могли расцветить свои свободные вечера.
— Сидеть дома в одиночестве — не для меня. Нравится быть всегда в гуще событий, — признаётся Вера Алексеевна. Человек — душа нараспашку: путника встретит, приветит, чаем с душистым вареньем напоит. Настоящее русское гостеприимство проявит. Потому и гостил у радушной хозяйки в конце прошлого года студент-иностранец ТюмГУ Башир Дуду, уроженец Алжира. — Сын звонит как-то, спрашивает: «Мама, не против встретить иностранца? Чтобы два-три дня у тебя пожил». «Не против. Встречу», — ответила. — Опыт-то у меня имелся. Несколько лет назад, ко мне подошла бабушка с внуком, поинтересовалась: «Где в селе переночевать можно?» Хорошо пофестивалили, последний автобус на Тобольск пропустили. Не оставлять же людей в трудной ситуации. К себе пригласила. Наутро гости помогли по хозяйству: грядки с морковкой, луком пропололи. Через год иду по селу — останавливается машина: пожилая супружеская пара о ночлеге спрашивает. Приехали в монастырь, но припозднились (добирались из Сургута). К себе позвала.
Меня ругали: как ты можешь чужих людей привечать? Легко и запросто! Я к людям с добром — они тем же отвечают. Гости с Севера два куста на участке выкорчевали: самой это было не под силу.
Приключения иностранца в Сибири
Башир стал первым участником культурно-образовательного проекта «By Foreigners» Даниила Грамотина.. Задумка проекта — познакомить молодых иностранцев с культурой и бытом народов России.
— Башир учится туризму, ему нравится читать русскую литературу в оригинале. После получения образования планирует вернуться на родину, — рассказывает Вера Козлова. — Большинство друзей сомневались, сможет ли он выжить в Сибири. Ничего, привык к перепадам температур, метелям с морозами. Приобщился к нашей культуре: в баньке попарился, борщ попробовал, писанки с моим сыном расписывал, мазыкскую игрушку топором рубил…
Вместе с хозяйкой Верой Алексеевной Башир побывал на мусульманском празднике в честь дня рождения Творца Мухаммеда. Проводили его в доме Начифы Казымовой: татары и русские собрались на аш — обед за здравие и благополучие родных. А после — добро пожаловать в сельский ДК, там как раз репетиции местных коллективов шли.
— Мы на него надели русскую рубаху, дали тексты песен. Башир пытался подпевать участникам ансамблей «Ритмы сердца» и «Рябинушка». Вы бы видели, как танцевал под знаменитые «Валенки»! — улыбается воспоминаниям Вера Козлова. — Библиотеку нашу показала, в кабинет, где занятия с ребятишками провожу, пригласила. Каждую поделку парень рассматривал. Знаете, что его поразило? Вот эта картина из зёрен, — кивает на стену. — «О! Вот это я ем», — воскликнул. Башир — вегетарианец, рыбе и мясу крупы разные предпочитает. Нас угостил своим любимым блюдом — очень острым супом из овощей. Мы бы и добавки попросили, да не было уже: съели всё.
Притяжение глубинки
Где зимой в селе запасы — соленья, варенья, овощи — хранятся? В погребе, в яме. Туда Башира и отправили. Поручение такое дали. Хотелось бы видеть выражение его лица, когда спускался туда. С фонариком… Увы, можно только представить.
— Сказать, что впечатлило парня больше, чем погребок? Хотя это, наверное, не для печати в серьёзной газете. Деревенский туалет! Долго удивлялся, что за дырка в полу. Не сразу понял, как пользоваться-то, — смеётся Вера Алексеевна.
Научила она алжирца и куклу-благополучницу мастерить. Башир пробовал делать всё, что предлагали. Ни от чего не отказывался. Иначе не прочувствуешь все прелести деревенского быта.
— Куклу сделал — и выдал: «На мой Валюшка похожа», на его девушку то есть, — эмоционально продолжает рассказ Вера Козлова и добавляет: — Я ведь ещё рисую. Картины в мастерской в Доме культуры висят. Где училась рисовать? Нигде! Ездила за компанию то на выставку, то на фестиваль. Подсмотрела, как ребята правополушарным рисованием занимаются. Знаете, что это такое? Когда рисуешь, не следуя логике, а прислушиваясь к чувствам, фантазии, следуешь за интуицией. Словом, заболела такой живописью. Стало неплохо получаться. Разные виды творчества пробую, всё понемногу.
Фигаро здесь, Фигаро там — как раз про Веру Козлову. Надеюсь, не обидится на такое сравнение.
— Дуду тоже предложила взять кисти с красками. Гуашью, акварелью он впервые рисовал. Получилось. Вместе с моим сыном Антоном Дуду игрушку вырубил топором. Сейчас покажу, как она выглядит, — скрывается в глубине комнаты на пару секунд. Вернувшись, выставляет на стол деревянные поделки. — За три дня парень столько впечатлений набрался. Думаю, долго будет вспоминать свой приезд в Абалак. Мы уж точно его не забудем. Как будто вчера гостей проводила.
Что временно, то постоянно

Вера Алексеевна старается делать так, чтобы люди увозили из Абалака хорошие впечатления. Вспоминали эти места добрым словом, родным, друзьям, соседям рассказывали. А ещё лучше — возвращались снова.Сама мастерица в Абалак переезжала в несколько попыток. По молодости пожила — в Тобольск уехала. Жизнь так складывалась. Потом с мужем под дачу домик старенький купили в селе. На её воспитательские отпускные.
Однажды решили поселиться здесь. Домик под дачу стал просто домом. Муж человеком мастеровым был: хрупкое строение подлатал-отремонтировал, и печку русскую переделал, и временную баньку собрал из подручных материалов…
— Как в народе говорят: что временно, то постоянно. Так в этой баньке до сих пор моемся, — улыбается Вера Алексеевна. — Когда народу много собирается, можно там и постелить кому-нибудь.

Счастливые года не считают
Вера Козлова с юности такая, неугомонная. В школе активисткой была: пела и танцевала, рукодельничала — на выпускной вечер наряд сама себе сшила, бисером украсила, фотодело изучала, на лыжах ходила… Спортом всерьёз увлекалась — в соревнованиях участвовала. Призы получала.
— Родители жили на Урале, оттуда переехали на Север, в посёлок Унъюган. Там и училась. Школьные годы с теплом вспоминаю. Учителя столько всего дали, что в жизни пригодилось. В школу, а она действительно была вторым домом, мы, детвора, самые первые прибегали. Знали, где ключи лежат, — делится.
— После уроков ненадолго домой заскочишь, что-то сделаешь по хозяйству — и снова в школу, на кружки, секции. Хотелось на все ходить, всё пробовать. Фотографировать мне очень нравилось. Когда выросла, и мужа заинтересовала. Снимали всё и всех, потом в ванной фотографии печатали, раздавали людям. Самому же приятно, когда человека порадуешь.
Одна дорога после выпускного была для нашей героини — в педагогический институт или училище. В Тюменском педучилище имени Владимира Ильича Ленина как раз в те годы открылось отделение, где пионерских вожатых готовили. Туда Вера Козлова и поступила.
— Год проучилась. Или два… — задумывается. — Счастливая, лет не считаю. Наше отделение перевели из Тюмени в Тобольск. В группе много девчонок было тюменских, городских. В Тобольск приехали — ахнули: деревня деревней в то время. На деревянном тротуаре на одну сторону доски встанешь — другая по башке даст. Трудно им пришлось привыкать.
— Мне Тобольск с юности нравится. Вообще места эти — сразу к ним душой прикипела. В Абалаке чувствую себя дома. Нравится это село. Люди, которые здесь живут. Сейчас иногда оглядываюсь назад, вспоминаю, как себя искала. Было время, и фасовщицей работала, и дворником, и воспитателем в детском саду, шесть лет — методистом в пионерском лагере… Всякий раз убеждаюсь: ничего не стала бы переписывать в своей жизни. Ни одной странички. Каждая по-своему дорога.
Понравилась работа? Голосуйте за неё лайком!
Форма для отправки материала
Поделитесь этим материалом в соц. сетях