автор — Сирень Бабаева
посёлок ивановка, брянская область


Эрна-Лилия
«Чужой среди своих» — сотни тысяч граждан СССР с началом Великой Отечественной войны стали чужими. Среди них оказались немцы. Эта полная трагизма история произошла с совсем еще юной девочкой Эрной, которая вместе с братом потеряла маму. Ее удочерили, так она получила русскую фамилию. Стала ли ее судьба подлинно русской, оторвавшись от родных немецких корней?
«Немка! Немка!» — кричали в лицо мальчишки в коридорах школы маленькой Лилии. Обиднее прозвища в послевоенные годы было не придумать. В ответ девочка бросалась на ребят с кулаками и яростно колотила их, желая, чтобы они замолчали. После очередной драки Лилия пришла домой и твердо заявила отцу: «В школу больше не пойду!».
Пособники фашистов

О том, что Лилия Воробьева немка, а настоящая ее фамилия — Кинцель, знали во всей деревне Ивановка Ялуторовского района. Она и сама помнила, как однажды в детский дом зашел большой добрый мужчина и предложил ей стать его дочкой. Своих детей у Воробьевых не было, а смышленая белокурая девчушка сразу запала в душу Степану Дмитриевичу, и они с женой решили ее удочерить. Так Эрна Фридриховна Кинцель стала Лилией Степановной Воробьевой. А вот старший брат Эрны — Сашка — не приглянулся. Обретя новый дом, она потеряла последнего родного человека - брата, вместе с которым прошла не один детский дом, благодаря которому ей доставалась еда, потому что Саша не давал старшим ребятам забрать у сестренки кусок хлеба.
Когда началась Великая Отечественная война, Эрне было три года. Вместе с папой, мамой и братом она жила в Поволжье. Но 28 августа 1941 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья».

В январе 1942 года вышло постановление ГКО СССР, в котором запрещалось призывать в армию немцев, так как они могли быть пособниками фашистов. Для них органами НКВД были созданы «рабочие колонны» или «трудармия», как прозвали в народе.
По правовому положению трудармейцы мало чем отличались от заключенных ГУЛАГа. Они строили доменные и мартеновские печи, заводы и т.д. С 1942 по 1944-й в трудармию мобилизовали около 500 тысяч человек, в их числе были и родители Эрны и Александра — Катерина и Фридрих Кинцель. Их депортировали в Свердловскую область, а детей определили в детский дом. Чем больше фашисты продвигались в глубь страны, тем дальше переводили детей.
Саша с Эрной успели пожить в нескольких, пока их не отправили в Норильский детдом. Там Эрну и взяли на воспитание Степан Дмитриевич и Зинаида Александровна Воробьевы. Супруги были родом из Ивановки, а в Норильске работали на золотых приисках. Новые родители дали Эрне другие имя, фамилию и отчество. Когда закончилась война, Лилии было шесть лет. Вместе с приемными родителями она вернулась в Ивановку.
Лилия не помнила лиц родных мамы и папы и была уверена, что уже никогда не увидит их. Но однажды к ней примчался участковый с вестью: «Мама приехала!» «Мне было уже двенадцать лет, мы с подружками гуляли на Сабантуе в соседней деревне, веселись от души, когда ко мне подбежал милиционер и рассказал, что в Ивановке меня ждет мама. На встречу поехали вместе с девочками.

Участковый тут же повел своенравную девочку в свой кабинет на воспитательную беседу. Уговаривая ее поехать с родной мамой, он периодически переходил на повышенные тона, а когда аргументов не осталось, в сердцах бросил на стол табельное оружие и вышел покурить. Лилия, недолго думая, схватила пистолет и сиганула в открытое окно.

Слева родная мама Лилии
Выстроились в ряд, а у нее спрашивают: «Кто из троих твоя дочь?» Мама указала на мою подругу. Мне так обидно стало, что она меня не узнала. Ну, я и отказалась с ней ехать. Я ведь ее совсем не помнила, в этот момент передо мной стояла чужая женщина».

Лилия Степановна
Лилия Степановна

«Прибежала к отцу, отдала ему оружие и, сказав, что с мамой не поеду, пошла на улицу. Следом за мной пришел взволнованный милиционер - шутка ли, потерять табельное оружие. Обрадовавшись, что пистолет нашелся, он, видимо, решил со мной больше не связываться».
Родная мама Лилии уехала в Нижний Тагил, в котором жила после войны одна, муж погиб. В следующий раз она встретилась с дочкой спустя четыре года.

Лилия приехала к ней уже будучи шестнадцатилетней девушкой. В городе была возможность получить паспорт.
Отправляя ее в дорогу, Степан Дмитриевич сказал: «Не понравится, вернешься обратно». Катерина Кинцель жила в маленькой, очень скромно обставленной комнатушке. Здесь и вспыхнула ссора между матерью и дочкой. Катерина потребовала показать ей паспорт. Она хотела посмотреть, чью фамилию взяла дочь. Выхватила документ, на главной странице рядом с фотографией было написано «Воробьева». Катерина восприняла это как предательство. Женщина обрушилась на дочь с криками. Лилия, схватив верхнюю одежду, выбежала из комнаты и вернулась в Ивановку. Больше родную маму она не видела.
«Как твоя фамилия?»

«Ты убила маму!» — эти строки из письма брата Саши Лилия Степановна запомнила навсегда. Так он оповестил ее о смерти Катерины. После встречи с дочерью женщина, изнуренная трудармией и болезнями, долго не прожила. Именно Саша помог матери найти сестренку. Будучи постарше, брат хорошо запомнил фамилию людей, удочеривших Лилию, и их место жительства. Сам же Александр вырос в детском доме. Его историю встречи с родной мамой иначе как чудом не назовешь.

Александр учился на сварщика, вместе с сокурсниками и преподавателем отправился на летнюю практику в Нижний Тагил. По каким-то непонятным причинам руководитель оставил ребят в незнакомом городе, они разбрелись кто куда. Уже поздно вечером уставший и голодный Саша зашел в незнакомый двор, лег на крыльцо переночевать. Каково же было удивление хозяйки, когда поутру она обнаружила у порога мальчишку.
Александр Кницель — брат Лилии Степановны
— Как тебя зовут?
— Саша.
— А какая у тебя фамилия?
— Кинцель…

В этот момент женщина поменялась в лице и, торопливо усадив Александра завтракать за накрытый стол, куда-то убежала. Вскоре в дверях показалась хозяйка, но не одна. Рядом с ней стояла Катерина Кинцель. Оказалось, женщина, на чьем крыльце решил переночевать Александр, была подругой его мамы. Заключив в объятия сына, Катерина тут же спросила про Лилию. Так она узнала, где находится ее дочь.

С братом Лилия Степановна встретилась, когда уже у обоих были свои семьи и дети. Александр, оказавшись по делам в Ялуторовском районе, заехал в Ивановку и нашел сестру.
«Мы копали картошку, слышу, кто-то тихонько стучит, думала, дети балуются, а потом смотрю, открываются ворота и появляется родное лицо. Хоть мы и не виделись много лет, я его узнала сразу. С криками «Саша! Саша!» побежала к нему и обняла».

Лилия Воробьёва
С братом они потом были неразлучны. Дружили семьями, ездили друг к другу в гости, навещали родную сестру мамы. Саши уже нет в живых. В прошлом году Лилия Степановна похоронила и мужа. Сейчас бабушка живет в ставшей ее родиной Ивановке в окружении детей и внуков.
Понравилась работа? Голосуйте за неё лайком!
Форма для отправки материала
Поделитесь этим материалом в соц. сетях