Кристина Косова
3000 дней под землёй
Василий Андреевич Воробьёв 27 лет своей жизни отдал труду под землёй. Рабочая смена шахтёра – 6 часов. Если считать точнее, с учётом отпуска и выходных, 27 лет в шахте – это около 8 лет, или 3000 дней, или 35000 часов суммарного нахождения под землёй.
–У человека с профессией должно быть духовное единство, любовь, что ли. Как в семье с женой. Ты просто знаешь, чувствуешь, что она твоя, родная. У меня так было с шахтой, – говорит В.А. Воробьёв, 25 лет отработавший ГРОЗом (горнорабочим очистного забоя).
…С момента аварии на шахте прошло более 40 лет. О ней напоминают только шрамы, уже едва различимые, да кожа местами чуть темнее обычной – как будто Василий Андреевич всегда сильно загорелый. Раны на теле зарубцевались, а в душе – не до конца. Хоть маленькой, но занозой в сердце горняка сидит воспоминание о пожаре в шахте.
Бывалые шахтёры говорят, что у каждого забоя своё лицо. Один из забоев 1978 года В. А. Воробьёву запомнился на всю жизнь. Уж больно страшным оказалось его лицо. Показала свой оскал шахта. Рванул метан, от взрыва начался пожар.
Сам момент аварии шахтёр помнит смутно – некоторое время пролежал без сознания. Зато последствия врезались в память на всю жизнь. 50% тела было обожжено. Ожоги разных мастей и калибра – первой, второй, третьей степени... Пострадал пищевод, первое время питание к нему поступало только через капельницу. Перенёс несколько операций по пересадке кожи.
Месяца три В.А. Воробьёв проходил лечение в прокопьевской больнице, потом полгода находился на больничном, затем его перевели на лёгкий труд. Долго восстанавливался.
Cложное испытание пришлось пережить Василию Андреевичу, но даже оно не заставило его свернуть с горняцкой тропы. После выздоровления решил остаться в шахте. Он уверен: шахта – его судьба.

– Доведись мне сейчас возможность заново прожить жизнь – ничего бы не поменял. Снова спустился бы в шахту, с удовольствием познакомился со своей Валентиной… Как-никак, 48 лет вместе. Воспитали двоих дочерей, внучек, дождались внука и правнука.
Мужественный? Безусловно.
Суровый? И да и нет. Скорее, строгий, но с юмором.
Сочувствующий? По дому всегда с детьми помогал, сейчас с удовольствием проводит время с внуками.
Выносливый? Конечно.
Сильный? В шахте остаются только люди с закалкой. И физической, и душевной.
Стрессоустойчивый? Да, потому что шахта непредсказуема.
О профессии шахтёра слагают легенды. Не каждый сможет вообще работать под землёй. По выезду на-гора они, шахтёры, и есть чёрное золото – наши мужчины, простые, надёжные, крепкие. Работающие для страны, для своей семьи и детей. И не ради наград, ради результата. Вот и В.А. Воробьёв просто честно трудился. Зато он заслуженно и с гордостью носит звание «Ветеран труда» угольной отрасли. Ещё бы – треть своей жизни отдал профессии, одной из самых сложных в мире.
Понравилась работа? Голосуйте за неё лайком!
Форма для отправки материала